Теория случайных событий и геометрия частей


К чему ведут все постулаты, рассмотренные нами только что? К выводу, что движения рынка носят закономерный характер; по­этому теми или иными способами возможно успешно прогнози­ровать цену.

Конечно, не могли не появиться оппоненты. В научной среде в 60-е годы возникла так называемая теория "случайных событий" (Random Walk Theory). До сих пор ее отголоски не дают покоя техническим аналитикам (но не практикам!) во всем мире. Эта тео­рия говорит о том, что изменения цены хаотичны и ни на чем не основаны; ценовая история не может помочь в прогнозировании дальнейших трендов (которые, кстати, по этой теории вообще не существуют). Движения цен случайны и непредсказуемы; в це­лом же они колеблются случайным образом вокруг своей "объек­тивной" цены. Поскольку с годами цены на все товары и услуги рас­тут, то наилучшая торговая стратегия — купить товар и держать его до победного конца, пока не будет возможности выгодно продать.

С момента возникновения этой теории было многое сказано и написано и одной, и другой стороной. Масса драгоценного вре­мени потрачена на дебаты, не приведшие ни к какому соглаше­нию: каждая сторона осталась при своем мнении. Но мы уже отметили то, что практики не включаются в подобного рода тео­ретические споры, потому что для них главный критерий — рабо­тоспособность той или иной теории. Не имеет смысла обсуждать стратегию "купить и держать" как ценную с точки зрения регу­лярной работы на рынке и выгодного помещения капитала. Ведь даже для вложения денег в недвижимость нужно как минимум знать, когда и как это делать (ну а при работе с фьючерсами и оп­ционами тем более важен каждый день); не понятно, как в этом случае воспринимать медвежий рынок — как фикцию или как ре­альность. Тренды видны на любом ценовом графике невооружен­ным глазом, но как объяснить этот факт, если цены изменяются случайным образом?

Поэтому самым серьезным возражением сторонников техни­ческого анализа можно считать следующее, чисто эмпирическое и оправданное жизнью: утверждения теории "случайных собы­тий" нереалистичны. "Случайность" движения цен для теорети­ков — не что иное, как неудача в поисках и нахождении системы. Но ведь если они не могут обнаружить систему, это не значит, что ее вообще не существует. Кто из читателей может разобрать­ся в электрокардиограмме, выглядящей, кстати, не так запутан­но, как ценовой график? Только люди, так или иначе соприкоснувшиеся с медициной. Значит, опытный аналитик или трейдер похожи на опытного врача: один взгляд на монитор — и диагноз больного (цены) определен.

Самое важное для пользователей технического анализа заклю­чается в том, что он работает, принося владеющим им немалые доходы. Конечно, академические дискуссии не очень интересны трейдеру, вынужденному работать в повседневном реальном мире. Но все же система устройства ценового графика была найдена и носит название Геометрия Частей (Fractal Geometry).

Самое интересное заключается в том, что Геометрия Частей ис­пользовалась в техническом анализе с его первых шагов в конце XIX — начале ХХ-го века, но в неявном виде. Более чем через пол­века эта концепция неожиданно подтвердилась и притом на самом высоком уровне — теоретической математики (российским математикам Геометрия Частей известна под названием "геометрия фракталов").